Внешняя политика
Новый "Восточный блок" Европы готов к работе
23 января 2018, Фонд Эберта

Будапешт, Варшаву, Вену и Прагу не устраивает наднациональная власть ЕС. Их другом выступает Москва, чьи СМИ обеспечивают пропагандистскую поддержку идее «Европы наций».

 

Фото: visegradplus.org

 

Еще год назад самые тяжелые баталии Евросоюза происходили между богатым Севером и погрязшим в долгах и экономических проблемах Югом. Но сегодня большую озабоченность вызывает разрыв между либеральным, ориентированным на интеграцию Западом и националистически ориентированным Востоком, который охватывает некоторые, но не все страны Центральной Европы.

 

События в конце 2017 года в Брюсселе, Будапеште, Варшаве, Праге и Вене являются однозначным тревожным свидетельством того, что ЕС сталкивается с экзистенциальной дилеммой в противостоянии с националистическими лидерами Центральной Европы во главе с Польшей и Венгрией.

 

Проевропейские наблюдатели, например, Даниэль Кон-Бендит, считают, что для сопротивляющихся стран возможность выйти из Союза в стиле «Брексита» может быть лучшим решением сохранить ЕС таким, каким мы его знаем.

 

В свою очередь Россия, хоть и не является инициатором противостояния, но на протяжении многих лет пыталась посеять раздор между членами ЕС и теперь наслаждается плодами своих усилий.

 

Злая ирония состоит в том, что спустя четверть века после крушения Восточного блока коммунистических стран во главе с Москвой, который европейцы нехотя терпели, в центре Европы появился новый Восточный блок.

 

На этот раз он добровольно благосклонен к России и ее автократическому лидеру Владимиру Путину, подход и националистический дух которого выглядят привлекательнее, чем либеральные демократии Западной Европы. (Исключение составляет Польша, которая может сопротивляться Путину, так как он вмешивается в регион, и сама Россия в силу исторических событий, однако, как и другие центральноевропейские страны, ценит открытый национальный стиль правления Путина).

 

Новый Восточный блок является свободным союзом государств, возглавляемых Вишеградской группой (Венгрия, Польша, Чехия, Словакия), но не ограничивается ею, с аналогичными национально-ориентированными взглядами на ЕС, права человека, парламентскую демократию и отношения с Россией.

 

Фото: EPA/UPG

 

В отличие от западных государств ЕС, которые кажутся разобщенными и потерянными в связи с растущим дефицитом ЕС, у него есть видение того, как можно преобразовать Евросоюз: сделать Европу конфедерацией независимых государств, которые будут обладать несколькими наднациональными функциями, помимо зоны свободной торговли.

 

Эта «Европа наций», как ее часто называют центрально-европейские и крайне правые группы по всему континенту, предполагает суверенные, христианские европейские государства, связанные друг с другом неприятием ислама, с одной стороны, и мультикультурализмом – с другой.

 

Также под названием «Европа наций» она могла бы быть сильно децентрализованной, в результате чего национальные государства получили бы свободу разработки своих собственных не обремененных ЕС законов в отношении средств массовой информации, судебной системы, гражданских свобод, миграции, госконтроля и других областей.

 

Конфликт с Польшей

 

Конфронтации между различными концепциями будущего Европы стали более очевидными, когда 20 декабря Европейская комиссия, исполнительная власть ЕС, объявила судебное разбирательство против Польши за политическое вмешательство в его систему правосудия.

 

Комиссия обвинила правительство Польши в подрыве фундаментальных ценностей демократических государств. То же обвинение было выдвинуто Будапешту за вмешательство в независимость системы правосудия и средств массовой информации Евросоюза, хотя Комиссия прекратила принимать меры, которые привели бы к приостановлению голосования.

 

Фото: energynews.com.ua

 

Согласно наихудшему сценарию, Комиссия может лишить Польшу прав голоса в органах ЕС, что является первым в истории наказанием в 60-летней истории Союза.

 

Согласно другим уставам, Евросоюз может судиться с Венгрией, Польшей и Чехией за их отказ принять обязательные квоты ЕС для лиц, добивающихся убежища. Между тем он подает в суд на Будапешт за «закручивание гаек» для университетов и групп гражданского общества, которые получают иностранное финансирование.

 

Комиссия утверждает, что в течение последних двух лет правящая партия Польши «Право и справедливость» (ПиС) приняла 13 законов, которые открывают свои суды для политического вмешательства со стороны исполнительной власти.

 

«С тяжелым сердцем мы решили применить пункт 1 статьи 7 (договора ЕС), но факты не оставляют нам выбора», − сказал вице-президент Комиссии Франс Тиммерманс, ссылаясь на предусмотренный этим положением отказ предоставления права голоса стране-члену за нарушения.

 

По словам Тиммерманса, Польша нарушила принцип разделения властей, определяющий демократические государства в ЕС. «Судебные реформы в Польше означают, что правовая система страны теперь находится под политическим контролем правящего большинства», − добавил он.

 

Вице-президент Европейской комиссии Франс Тиммерманс

Вице-президент Европейской комиссии Франс Тиммерманс. Фото: EPA/UPG

 

Невзирая на сенсационные заявления в свой адрес, Варшава ответила, что она ничего не нарушила и продолжит «законные» реформы судебной системы. Даже президент Польши Анджей Дуда, который больше не является членом «ПиС», обвиняет лидеров ЕС во лжи, когда они заявляют, что недавние судебные изменения угрожают верховенству закона и демократическим стандартам.

 

Возможно, еще более впечатляющим и неожиданным стало то, что на защиту Варшавы сразу же встала Венгрия. Премьер-министр Виктор Орбан пообещал наложить вето на санкции ЕС против Польши, если разбирательство зайдет так далеко.

 

«Мы будем защищать Польшу перед лицом несправедливого, сфабрикованного политического производства», − сказал вице-премьер-министр Венгрии Жолт Шемьен.
Чешская Республика отреагировала более осторожно: премьер-министр Андрей Бабиш, миллиардер с евроскептическими настроениями, убежден, что действия Комиссии «являются следствием отсутствия коммуникации» и санкции «окажут негативное влияние на весь регион».

 

Премьер Чехии Андрей Бабиш

Премьер Чехии Андрей Бабиш. Фото: EPA/UPG

 

Комиссии необходимы только 22 из 28 голосов государств-членов, чтобы известить Варшаву о формальном предупреждении − во всяком случае, план таков. (Германия и Франция уже заявили, что поддержат решение.)

 

Но для того чтобы фактически приостановить права голоса в Совете министров ЕС, необходимо единогласное одобрение всех государств ЕС, которое как минимум будет блокироваться Венгрией.

 

Правые настроения Австрии

 

Новый Восточный блок не соответствует своей старой версии времен «холодной войны». Австрия, фактически являющаяся членом со стороны Запада в тот период, долгое время выступала в качестве моста между Западом и Востоком. Однако Вена утратила этот статус, когда 18 декабря в столицу пришла новая правая коалиция между консервативной Народной партией и ксенофобской крайне правой Партией свободы.

 

Новое правительство, единственное в Западной Европе с министрами из крайне правых, свидетельствует о том, что австрийская коалиция имеет много общего с правительствами Венгрии, Польши и Чехии: политика в области миграции и беженцев, интеграции в ЕС, приоритетов внутренней безопасности, отношения к исламу и границам. Правая администрация хорошо вписывается в лагерь нового Восточного блока (так бы расположилась и Великобритания, если бы она не решила выйти из ЕС).

 

В Вене новый премьер-министр Себастьян Курц принял значительные меры, чтобы показать остальной части ЕС, что его правительство не намерено проводить референдум о выходе из Союза, как этого в прошлом требовала Партия свободы.

 

Себастьян Курц

Себастьян Курц. Фото: EPA/UPG

 

Тем не менее Австрия не будет поддерживать реформы ЕС − по крайней мере, так, как на это надеялись Париж и Берлин. Новое правительство, как однозначно заявил Курц, хочет ограничить сферы влияния Евросоюза − в том же духе, что и центральные европейцы, которых не устраивает наднациональная власть Брюсселя.

 

Учитывая, что Партия свободы ответственна за внутреннюю безопасность, оборонные и иностранные дела, вполне вероятно, что ограничительные меры правопорядка откроют новую эру контроля и исламофобии, имеющую больше общего с венгерской моделью, чем с германской.

 

Будапешт, Варшава, Вена и Прага не являются единственными столицами, в которых исламофобия, настроения против ЕС и страх перед миграцией стали основными столпами поддержки как консервативных, так и националистических политиков-популистов. Они являются частью дискурса каждой европейской страны и потенциальными партнерами в правящих коалициях.

 

Многие политические партии в посткоммунистической Центральной Европе от стран Балтии до Балкан устали от давления ЕС, что, по их мнению, слишком ограничивает суверенитет, обретенный после освобождения от многолетней советской власти.

 

Новый Восточный блок готов к работе. Его другом, очевидно, выступает Москва, чьи средства массовой информации – международное пропагандистское оружие России – предоставляют отличную опору для сторонников «Европы наций». Во многих смыслах идея Кон-Бендита становится все популярнее в современной Европе.

 

Автор — Пауль Хокенос (Paul Hockenos) пишет с 1989 года на европолитические темы. Он живет в Берлине и Нью-Йорке.

 

Эта статья опубликована в рамках сотрудничества LB.ua (проект Института Горшенина) c онлайн платформой «IPG – Международная политика и общество» и публикуется с разрешения правообладателя.