Внешняя политика
Управляй силой
05 февраля 2018, Фонд Эберта

Япония решила противостоять амбициям Китая на лидерство в Азии.

Китай стремится к гегемонии в Азии посредством экономической, а не военной мощи. И многим азиатским странам трудно устоять против предложений Китая по расширению их слаборазвитой инфраструктуры – даже несмотря на то, что бесцеремонная культура деловых отношений Китая не принимает в расчет национальную специфику отдельных стран.

 

Президент Сша Дональд Трамп и премьер-министр Японии Синдзо АбэФото: EPA/UPG. Президент Сша Дональд Трамп и премьер-министр Японии Синдзо Абэ

 

Президент США Дональд Трамп своей непредсказуемой политикой и программой «Америка прежде всего» разрушил существовавший на протяжении десятилетий баланс сил в Азии. Китай пытается использовать возникший вакуум для того, чтобы стать самой влиятельной силой в Азии, оказывая поддержку всем азиатским странам в развитии их экономики и продвигая свободную торговлю во всем мире.

 

Тем самым Япония оказалась в совершенно новой для себя ситуации – рискованной, но в то же время столь желанной для ее национально-консервативного премьер-министра Синдзо Абэ. В прошлом Япония всегда находилась под защитой США. За это время она выросла во вторую по величине экономику мира и могла позволить себе держаться преимущественно в стороне от больших глобальных конфликтов. Однако национал-консерваторы правящей Либерально-демократической партии Японии (ЛДП) всегда мечтали о лидирующей политической роли Японии в Азии. И вот теперь Япония может и даже вынуждена выйти из тени США. При этом она сталкивается со все более экономически сильным и уверенным в своих силах Китаем.

 

В течение многих лет японские фирмы в Индонезии, Малайзии и Таиланде находятся в состоянии острого соперничества со своими китайскими конкурентами за проекты по строительству высокоскоростных железных дорог. При этом китайские фирмы пользуются поддержкой своего государства. При президенте Си Цзиньпине своей экспортной политикой Китай старается как можно сильнее привязать импортеров по всему миру, в том числе и политически.

 

Япония в рамках соглашения о свободной торговле также пытается политически связать между собой страны – члены Транстихоокеанского партнерства (ТТП). Но отличие от китайского подхода заключается в системе ценностей, положенных в его основу. Система ценностей Китая авторитарна, непрозрачна и подчинена политическим установкам. К тому же китайские государственные предприятия часто прибегают к демпинговым ценам, при помощи которых они должны вытеснить своих иностранных конкурентов с рынка. В системе экономических ценностей Японии, положенной в основу TТП, политика и экономика – это две отдельные сферы. Бизнес служит не только задаче завоевания политического влияния. Договоры прозрачны и основываются на «верховенстве права», а не на непрозрачных предписаниях.

 

Порту в г Циндао, восточный Китай, 09 марта 2011.Фото: EPA/UPG. Порту в г Циндао, восточный Китай, 09 марта 2011.

 

Похоже, преимущество Китая заключается в его неисчерпаемых финансовых ресурсах. Многим азиатским странам трудно устоять против предложений Китая по расширению их слаборазвитой инфраструктуры – даже несмотря на то, что бесцеремонная культура деловых отношений Китая не принимает в расчет национальную специфику отдельных стран. Стратегия Китая оправдывает себя: проекты по строительству железных дорог в Индонезии и Малайзии, в случае с которыми Китаю удалось выиграть конкуренцию с Японией, привели к тому, что руководство Индонезии и Малайзии заняло сдержанную позицию в территориальном споре в Южно-Китайском море.

 

В прошлом году Китай стал инициатором проекта развития под названием «Один пояс – один путь», в который в течение последующих лет планирует инвестировать $4 трлн. Этот план – нечто большее, нежели проект по развитию транспортных путей: таким образом Китай стремится развить инфраструктуру азиатских государств до Африки и Европы. Он старается утвердить свою экономическую модель, свои промышленные стандарты, сделав тем самым страны, принимающие участие в проекте, политически зависимыми.

 

Япония не поспевает за этими темпами. Общий план развития региона значительно превзошел бы ее возможности. Население Японии составляет лишь десятую часть по сравнению с Китаем, а старение нации зашло еще дальше. Поэтому Япония на последующие годы планирует инвестиции в Юго-Восточной Азии лишь в размере около $100 млрд. Реанимация Соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (TТП) без США, подписание которого запланировано в Чили на март этого года, воспринимается на этом фоне как попытка противодействия амбициям Китая на исключительное лидерство в регионе.

 

Генеральный секретарь ЛДП Тошихиро Никай вручает письмо от премьера Японии Синдзо Абэ Президенту КНР Си Цзиньпину во время их встречи в ПекинеФото: KYODO. Генеральный секретарь ЛДП Тошихиро Никай вручает письмо от премьера Японии Синдзо Абэ Президенту КНР Си Цзиньпину во время их встречи в Пекине 

 

Тем не менее в Токио пришли к выводу, что с экономической политикой государства с будущим экономическим потенциалом № 1 в Азии придется смириться. В связи с выходом США из Договора о ТТП, а также сомнениями относительно дальнейших активностей в Азии были извлечены уроки и принято решение об усилении экономического сотрудничества с Китаем. На Международном экономическом форуме «Один пояс – один путь», прошедшем в Пекине весной 2017 года, генеральный секретарь ЛДП Тошихиро Никай, поддерживающий в течение многих лет хорошие связи с руководством Китая, встретился с президентом КНР Си Цзиньпинем. Япония дала понять, что готова к участию в проектах «Шелкового пути». Правительство Китая в свою очередь прозрачно намекнуло, что приветствовало бы участие Японии.

 

В политическом и экономическом отношении большое значение для Японии имеет также сотрудничество с Индией. У обеих стран есть территориальные конфликты с Китаем: у Индии – в Гималаях, у Японии – в Южно-Китайском море, где она ведет спор с Китаем за острова Сенкаку. В обоих случаях размещены большие военные контингенты. Это сблизило Японию и Индию в вопросах политики и экономики. Так, Япония стала главным партнером по реализации проектов строительства индийских высокоскоростных железных дорог – тем более что Китай намерен построить железнодорожную ветку в направлении Пакистана через провинцию Кашмир, на которую претендует Индия.

 

Что касается политики в сфере безопасности, то здесь сближение Индии и Японии произошло еще во время первого срока правления премьера Синдзо Абэ в 2006-2007 годах. Тогда Абэвыступил в индийском парламенте с речью, в которой впервые публично упомянул «индийско-тихоокеанский регион» – понятие, которое использовал и президент США Дональд Трамп во время своей поездки по Азии. Абэ выступил с инициативой партнерства в целях безопасности между Японией, Индией, Австралией и США под названием «Четырехсторонний диалог по безопасности» (QUAD).

 

Премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл в середине января обсудил с премьер-министром Абэ возможность углубления партнерства в целях безопасности. Япония заинтересована в более тесном военном сотрудничестве с Австралией. Неудавшаяся продажа японских подлодок Австралии также была попыткой сделать эту страну фактически союзником в соперничестве с Китаем. 

 

Премьер Японии Синдзо Абэ (справа) и премьер Австралии Малкольм Тернбулл пожимает руку сотруднику JGSDF после демонстрации перехватчиков баллистических ракет Patriot Advanced Capability-3 (PAC-3), во время визита на японскую военную базу,18 января 2018.Фото: EPA/UPG. Премьер Японии Синдзо Абэ (справа) и премьер Австралии Малкольм Тернбулл пожимает руку сотруднику JGSDF после демонстрации перехватчиков баллистических ракет Patriot Advanced Capability-3 (PAC-3), во время визита на японскую военную базу,18 января 2018.

 

В Австралии побаиваются слишком тесного сближения с Японией, однако готовность идти навстречу Токио растет – в том числе из-за опасений ввиду растущей агрессивной позиции Китая. Ведь в последнее время Пекин пытается влиять на австралийскую политику, в частности, путем пожертвований австралийским парламентариям или оказания помощи в развитии инфраструктуры в небольших островных государствах Океании.

 

Пример Австралии свидетельствует также, что Китай стремится к гегемонии в Азии посредством экономической, а не военной мощи. Это вызов Японии и ее союзникам по проекту QUAD и договору ТПП.

 

Автор — Зигфрид Книттель (Токио). Изучал германистику и политологию, работает независимым журналистом. С 2011 года живет в Японии, пишет главным образом на такие темы как политика, экономика и общество в Японии и Восточной Азии.

 

Эта статья опубликована в рамках сотрудничества LB.ua c онлайн платформой «IPG– Международная политика и общество»и публикуется с разрешения правообладателя.