Экономика
Битва за интернет. Что изменит отмена сетевого нейтралитета в США

В США развивается конфликт вокруг сетевого нейтралитета. Вопрос в том, должны ли ИТ-корпорации платить операторам и провайдерам за пользование интернетом. Решения, достигнутые в результате сегодняшнего обсуждения, могут сформировать новые модели в международном медиа и ИТ-бизнесе.

 

 

С одной стороны истории – новые-медиа и интернет-активисты, а также богатейшие IT-корпорации, включая Twitter, которые требуют бесплатного доступа к интернету для себя. При президентстве Барака Обамы они пролоббировали законодательного закрепления в США так называемого «сетевого нейтралитета» — правила, по которому операторы и провайдеры обязаны обеспечивать равный доступ на одинаковых скоростях для всех участников интернета.

 

С другой стороны – провайдеры и мобильные операторы, крупнейшие из которых – Verizon и AT&T, которые инвестировали в построение инфраструктуры, в которой интернет существует, десятки миллиардов долларов только в США. Позиция операторов следующая: если Twitter, FB и другие IT-корпорации благодаря инфраструктуре операторов и производителям контента зарабатывают миллиарды, то логично, чтобы они участвовали финансово и в построении физической инфраструктуры интернета.

 

Напомним, что исторически интернет начинался как договоренность между владельцами «железа»: провайдерами и операторами – и владельцами контента, включая медиа, интернет-активистов, и так далее. Так как два этих лагеря не могли существовать друг без друга, то и оплату они друг с друга не брали.

 

«Когда в США зарождался интернет, все было организовано вокруг бесплатного доступа к контенту. Была негласная договоренность: медиа генерируют контент, ради чего люди ходят в интернет. А операторы обеспечивают доступ к этому контенту. И производители контента, и операторы друг другу ничего не платят, потому что друг без друга не могут существовать. Интернет-провайдеры были заинтересованы размещать у себя как можно больше контент-генерящих ресурсов», — рассказывает экс-президент компании Воля и владелец нескольких телеканалов Сергей Бойко.

 

СМИ и интернет-активисты обеспечивали контент, за которым, используя инфраструктуру операторов, обращались пользователи. Эта модель сохраняется до сих пор. Но на этой же инфраструктуре выросли крупные IТ-корпорации – по сути, посредники между производителями контента, операторами и пользователями, нашедшие новые модели, позволяющие зарабатывать миллиарды, из которых ни операторы, владельцы железа, ни СМИ, владельцы наиболее качественного контента, ничего не получают.

 

 

Как видят процесс классические СМИ

 

Недовольны этим положением дел не только операторы и провайдеры, но и сами производители контента.

 

«Медиа уже сейчас вырождается в некую артель, которая производит контент. И в новой реальности мы заложники ситуации, потому что мы отдаем свой контент и поисковикам, и социальным сетям, которые зарабатывают на нашем контенте и либо вообще нам ничего не платят либо делятся прибылью на свое усмотрение и по своим правилам. И если ранее достаточно было сопровождать свой сайт и зарабатывать продавая рекламу на нем. То теперь мы тратим деньги на поддержку таких сущностей, как AMP страницы в Google, Instant Articles в Facebook и т.д., которые по своей сути не есть наш сайт, а некое представительство нашего медиа в данных системах. Живет это «представительство» не по нашим, но по своим правилам, меняются алгоритмы, меняются требования и т.д. Нам нужно оплачивать работу специалистов умеющих работать с данными сущностями, а они стоят дорого», — говорит заместитель генерального директора РБК Украина Владимир Шульц.

 

Часть контента генерируют сами пользователи, снимая свои любительские видео и фотографии. Корпорации, такие как Google, доплачивают самым популярным блогерам за то, что те привлекают к ним читателей. Однако, ни один из блогеров не может перекрыть качество подачи информации в классических СМИ, где над продуктом трудятся десятки специалистов. Но к самим этим классическим СМИ – «четвертой власти», которая влияет на котировки на фондовых биржах в том числе, IT-деньги не доходят.

 

Фото: Depositphotos/guynamedjames

 

Мощности и объем контента постоянно растет. По информации сайта internetlivestats, в конце января 2018 года в мире насчитывается свыше 3,8 млрд пользователей интернета, 2 млрд из которых – пользователи сети Facebook. Ежедневно они отсылают свыше 222 млрд писем, просматривают на youtube более 5,8 млрд видео, загружают в Instagramm более 66 млн фотографий, и делают более 237 млн звонков в Skype. Интернет трафик 18 января 2018 года составил свыше 4 триллионов гигайбайт.

 

Чтобы этот контент физически доходил до пользователя, провайдеры и операторы физически должны все время расширять емкости своих сетей, вкладывая десятки миллиардов долларов в физическую инфраструктуру. Например, по данным источников LB.ua, с момента введения в Украине 3G, объем информации, который пропускают сети мобильных операторов, увеличился более чем в 17 раз. Между тем, сами IT-корпорации владельцам железа не платят ничего.

 

«Когда контент-генерящих ресурсов стало много, и между ними началась серьезная конкуренция, традиция начала меняться. Такие ресурсы, как Netflix, пропускают огромные массивы трафика. Google же и другие никому вообще ничего не платили. И отмена сетевой нейтральности в США направлена против больших корпораций – Google, Amazon, Facebook, Twitter», — рассказывает Сергей Бойко.

 

В конце 2017 года в США был принят закон, который сетевой нейтралитет отменил. В январе 2018 года группа генеральных прокуроров из 21 штата подали иск, требуя вернуть сетевой нейтралитет. Риски этой ситуации заключаются в том, что рано или поздно вместимость сетей операторов не сможет пропускать все гигантские массивы данных, которые производят пользователи IТ-копораций, включая соцсети, интернет-пользователи, и традиционные медиа.

 

Фото: DepositphotosGoir

Объем же инвестиций в расширение сетей не может лежать только на плечах операторов. При отсутствии договоренностей операторы в США вынужденно могут начать снижать скорость доступа к некоторым наиболее ресурсоемким ит-порталам. Поэтому, логично договориться на берегу о совместном инвестировании в развитие сетей, которыми пользуются все – в том числе, крупнейшие IТ-корпорации. Даже если сегодня IТ-корпорации выиграют так называемую битву за интернет, то через 5 лет они все равно окажутся в положении, когда будут вынуждены доплачивать.

 

Развитие новых медиа привело к обнищанию этой когорты бизнеса – почти во всем мире она является дотационной, или убыточной. Пользователи перешли в интернет, а традиционные медиа начали искать адекватные бизнес-модели. Например, The Economist и Financial Times ввели payment wall, организовывают конференции и зарабатывают на специализированных аналитических исследованиях. И сами доплачивают тем же Google, FB, Twitter за продвижение своего контента. Если говорить о сфере развлечений, то в том же Голливуде доходы все время падают. А пока что зарабатывают на самом контенте больше всего не его производители, и не операторы-провайдеры, которые доставляют контент в пользователям – а посредники, IТ-корпорации.

 

Сверх того, развивающиеся облачные технологии приводят к перегрузке международных каналов связи. Google, Microsoft, Amazon и другие корпорации строят инфраструктуру с датацентрами и облаками, к которой нужно подвести сети, что требует высоких мощностей и пропускных способностей. Пока что почти весь этот рынок финансируется операторами. Спутниковый же доступ к интернету несоизмеримо дороже, и его пропускные способности меньше, чем у оптиковолоконных сетей.

 

Центр обработки данных GoogleЦентр обработки данных Google. Фото: datacenterfrontier.com

Таким образом, отмена сетевого нейтралитета должна восстановить бизнес-справедливость, и принудить тех, кто больше всего зарабатывает как посредник, принять участие в финансировании построения сетей.

 

«Для США отмена сетевого нейтралитета — это ещё один шаг к либерализации рынка – а именно: не требовать от провайдеров услуг Интернет то, что иногда сложно технически обеспечить — единый стандарт качества при доступе к любому контенту. Кроме того, такой подход в регулировании позволяет внедрять новые бизнес модели, поскольку провайдеры услуг Интернет смогут брать оплату с таких монстров контент индустрии как, скажем, Google, Amazon, Twitter и Facebook. Так Verison и AT&T — самые крупные провайдеры беспроводного доступа Интернет в США — со своей стороны уже давно хотели получать оплату от крупных контент провайдеров. Теперь эти провайдеры услуг Интернет могут аппелировать к контентщикам: «если вы не оплачиваете наши услуги, то мы не гарантируем высококачественный доступ к вашему ресурсу». Все это вопросы пока вращаются внутри США, не думаю, что американский конечный пользователь от этого пострадает», — говорит телеком-эксперт Александр Медяновский.

 

Для социальных сетей и поисковиков, при определенных сценариях, история с отменой нейтралитета может впоследствии обернуться серьезными расходами. Их успех обусловлен бизнес-моделью, которая сработала на текущем временном периоде – но через какое-то время может претерпеть коррекцию. По словам Сергея Бойко, если Google откажется платить оператору Х, поисковики Bing и Yahoo придут сами к этому оператору Х, и доплатят, чтобы качество доступа к ним было выше, чем к Google. «В результате платить будут все», — считает Бойко.

 

Какие новые медиа-модели возможны в новых условиях?

 

Во-первых, конвергенция производителей контента и самих операторов. Во всем мире операторы ищут новые модели для заработка. Например, запускают платежные сервисы, развивают аналитические дивизионы и услуги с использованием big data, и так далее. Логично и запускать свои медиа, исключая из цепочки несговорчивые IТ-корпорации.

 

Фото: EPA/UPG

 

На рынках США и Европы эта модель может быть ограничена активным вовлечением профессиональных журналистов и медиа в работу бизнес-рынков. Исключительное влияние прессы, прежде всего деловой, на котировки акций компаний на фондовых площадках, усложнит модель оператор-СМИ, так как потребует минимизировать влияние бизнеса оператора на СМИ.

 

Во-вторых, может укрепиться влияние тех медиа, которые итак выстояли в своих печатных версиях. Например, те, кто до сих пор издается в печати, скорее всего, останутся и впредь, и усилят свое влияние.

 

«Я думаю, на информационном рынке происходит эволюционный процесс, в результате которого сохранятся сильные медиа-ресурсы, бренды, которые с одной стороны смогли завоевать доверие постоянных аудиторий, а с другой внедряют у себя новейшие технологии. Чьим читателям будет легко искать и находить доверенный источник и на сайтах, и в новоявленных сущностях, и в тех, которые появятся в будущем», — говорит Шульц.

 

В-третьих, большая политика может оказать поддержку медиа, и продвинуть модель общественных СМИ. Если общество в США правда считает независимую журналистику важным достижением американской культуры, при этом сами СМИ не могут позволить себе независимое существование в новой бизнес-реальности, само общество может начать эти СМИ содержать. Так изначально работают допустим легендарные BBC – они существуют за счет налогов, который платят сами британцы, а также телеканалы и СМИ в Германии, Бельгии, и так далее. И решением проблемы может стать налог общества в пользу медиа. Определять, какое медиа в самом деле важное, будут общественные слушания. Очевидно, что эта модель будет возможной в демократиях, тогда как государства третьего мира, включая Китай, могут при этом сохранить дотационное влияние государства на все или большинство видов медиа.

 

Четвертая модель – договорная, со слиянием операторов и IТ-корпораций.

 

В любом случае, искусственно созданные условия – а таким был сетевой нейтралистет – долго не могут существовать, и сегодня как IТ-корпорации, так и медиа ставятся в более рыночные рамки, в которых всем придется искать новую форму общественно-делового договора.

 

**

 

Опубліковано в рамках спецпроекту “Вільний Інтернет” від редакції LB.ua та ГО “Інтерньюз-Україна”, в рамках проекту “Інтернет-Свобода” на кошти уряду Королівства Нідерланди.

Последнее «Экономика»

Экономика Zeitgeist инноваций
14 июня 2018, Анатолий Гиршфельд, Елена Салихова
Экономика, Экспертный форум (NEF) Миклош: транш МВФ - только один из необходимых шагов в целом ряде реформ
11 июня 2018, Иван Миклош, Институт Горшенина
Экономика, Экспертный форум (NEF) Внедрение инновационных технологий нужно закрепить в стратегии национального развития, - Гиршфельд
11 июня 2018, Анатолий Гиршфельд, Институт Горшенина
Экономика, Экспертный форум (NEF) В Американской торговой палате призвали к цифровизации Украины
11 июня 2018, Валерий Фищук, Институт Горшенина
Экономика, Экспертный форум (NEF) Дебора Фейрли: Кабмин выделил 50 млн гривен для венчурных инвестиций
11 июня 2018, Дебора Фейрлем, Институт Горшенина
Экономика, Экспертный форум (NEF) В ДТЭК назвали условия прихода инвестиций в энергетику, – коммерческий директор ДТЭК Энерго
11 июня 2018, Виталий Бутенко, Институт Горшенина
Смотреть все