Политика
Избавиться от иллюзий. Почему Будапешт сделал шаг навстречу Киеву

После последних консультаций между украинской и венгерской стороной, которые прошли в конце прошлой недели на Закарпатье, осталось немало вопросов. В частности, о чем собственно договорились участники и договорились ли о чем-то вообще? Уступил ли Киев и в чем? Пошел ли на уступки Будапешт? Кто вообще победил в этом споре?

 

Фото: ukrinform.ua

 

Еще больше путаницы стало после того, как сразу после упомянутых консультаций Венгрия стала единственной страной из 28 членов ЕС, которая проголосовала против выделения Украине 1 миллиарда евро макрофинансовой помощи.

 

Более того, в украинском медиа уже обсуждают вроде новые требования Венгрии к Украине — и об официальном статусе для венгерского языка, и о двойном гражданстве.

 

Но на самом деле переговоры в закарпатском курорте Нижнее Солотвино с участием 4 министров с обеих сторон откровенно превзошли ожидания. Их значимость невозможно подкрепить конкретными решениями, но именно эти переговоры создали шанс для будущих решений.

 

Речь идет не просто о возможности раз перезапустить украинско-венгерские отношения, а настроить их действительно на волну, которую обычно описывают дипломатическим клише — «добрососедство, взаимная выгода и доверие». И в данном случае это не эвфемизм или пафос.

 

Ключевое решение

 

Пожалуй, единственным решением, о котором стало известно по результатам переговоров в Закарпатье, стал отказ Венгрии от блокирования участия Петра Порошенко в саммите Украина-Грузия-НАТО, который пройдет уже через несколько недель в Брюсселе.

 

Генсек НАТО Йенс Столтенберг и президент Петр Порошенко после консультаций в КиевеФото: пресс-служба президента Украины. Генсек НАТО Йенс Столтенберг и президент Петр Порошенко после консультаций в Киеве

 

Но, несмотря на ключевое внимание именно к этому вопросу, не оно стало главной уступкой со стороны Будапешта – ведь Венгрия заявила, что и впредь будет блокировать сближение Украины с НАТО.

 

Ключевым же венгерским шагом навстречу Киеву стал отказ от безальтернативного требования отменить или коренным образом изменить 7 статью закона об образовании, по которой спор собственно и разгорелся.

 

Глава МИД Венгрии Петер Сийярто, который лично требовал отменить 7 статью последние девять месяцев, теперь замечает, что Будапешт больше интересует, чтобы действие этой статьи не помешало венгерскому нацменьшинству.

 

Это действительно ключевая и решающая уступка со стороны Венгрии, ведь вокруг отмены 7-й статьи украинского закона об образовании и строилась вся позиция как официального Будапешта, так и венгерского нацменьшинства Закарпатья в переговорах с командой Лилии Гриневич.

 

Новая реальность

 

Конечно, следует отдать должное Будапешту за уступчивость. Но точно не это стало решающим фактором в изменении тактики Венгрии.

 

Свою роль сыграли международные партнеры Украины, в первую очередь, конечно же США. Ведь именно на встречу с главой Госдепа Майком Помпео ссылался Петер Сийярто, комментируя решение Будапешта не блокировать участие Украины на ближайшем саммите НАТО.

 

Майк Помпео и Петер Сийярто во время встречи в Вашингтоне 30 мая, 2018.Фото: EPA/UPG. Майк Помпео и Петер Сийярто во время встречи в Вашингтоне 30 мая, 2018.

 

В то же время, не менее важной в данной ситуации стала работа и позиция украинской стороны. И речь не только о дипломатической команде МИД Украины, но и Минобразования, которому пришлось в этом споре выполнять несвойственные для него функции дипломатов.

 

Дел в том, что Будапешт вряд ли бы отказался от требований отменить 7 статью закона об образовании, если бы не 2 момента.

 

Первый — у Виктора Орбана поняли, что нет реальной возможности ни отменить статью, не изменить ее. Большинство попыток Будапешта добиться этого были неудачными. А этих попыток было несколько: и через оппозицию в украинском парламенте, в частности «Оппозиционный блок», и через Конституционный суд опять же через тех же пророссийских политиков, в частности Нестора Шуфрича. И через Венецианскую комиссию, рекомендации которой действительно предусматривали изменения 7 статьи, но исключительно по российскому нацменьшинству.

 

Момент второй — венгерская сторона наконец поняла, что 7 статья даже в такой экстравагантной формулировке, как была принята, точно не нацелена на ограничение прав венгерского нацменьшинства. А имеет достаточную гибкость, чтобы закон об образовании не был ассимилятивным для нацменьшинств.

 

Чтобы это понимание в Будапеште появилось, пришлось приложить немало усилий, выдержки и нервов с украинской стороны, и это очень важно ценить.

 

Ужгородская венгероязычная гимназияФото: EPA/UPG. Ужгородская венгероязычная гимназия

 

Без изменения фокуса дебатов вокруг 7-й статьи закона с ее отменой или изменением к специфике имплементации этой статьи трудно было бы продолжать очень важную для Украины образовательную реформу. Стоит отметить, что речь идет не о полном блокировании реформы, а именно об осложнении и возможном саботаже на региональном уровне.

 

Собственно, как и без других двух шагов навстречу, которые уже сделал Киев. Это и продление срока имплементации 7-й статьи до 2023 года. И вывод частных школ из-за рамок действия этой статьи. И для украинской стороны стоит воспринимать эти решения не столько как уступки Венгрии, сколько как добросовестное выполнение рекомендации Венецианской комиссии. Более того, эти вроде уступки со стороны Киева, на самом деле, ему же на руку, ведь дают возможность действительно качественно воплотить языковую статью закона о нацменьшинствах. Для того, чтобы разработать методику изучения украинского языка как иностранного, наработать эффективные практики двуязычного обучения и подготовить педагогический состав 2 года явно недостаточно.

 

Правда, оба эти решения, на которые согласился Киев, нужно не только озвучить на консультациях с венгерской стороной, но и принять в парламенте как можно скорее, чтобы поддержать недавно и с трудом добытую атмосферу доверия.

 

Именно потому, что эти решения до сих пор не приняты, и стоит воспринимать отказ Венгрии поддержать решение ЕС о выделении 1 миллиарда евро макропомощи Украине. Будапешт четко понимал, что его «нет» не влияет на конечный результат, но это будет намек Киеву, что консультации — это прекрасно, однако их следует подкрепить конкретными решениями.

 

В ответ Украина вправе будет спрашивать у Будапешта за решение в ответ, прежде всего, о снятии окончательной блокады сближения Украины с НАТО. А также по другим вопросам всей повестки дня украинского-венгерских отношений. В том числе крайне чувствительных, которые до сих пор находились под знаком «табу». Речь о паспортизации закарпатских венгров, объемах их фактических и официальных прав.


Материал взят с сайта LB.ua — проекта Института Горшенина