Политика
Тибет – в зоне особого внимания Китая
14 июня 2018, Игорь Соловей

Какие ассоциации вызывает Тибет у иностранцев? В первую очередь перед глазами обычно возникает картинка высоких заснеженных гор, а также чудаковатого буддистского монаха и цветные храмы. Все это действительно существует.

 

Но у этого региона есть не только эта архаичная сторона. В реальности китайский Тибет сейчас выглядит достаточно современным – Пекин вкладывает сюда большие деньги, чтобы сделать регион «витриной» официальной политики КНР по мирному решению проблемы сепаратизма и объединению территорий страны.

 

Вид на Тибет с самолетаФото: Игорь Соловей. Вид на Тибет с самолета

 

Тибет относится к «чувствительным территориям» Китая. Поэтому попасть сюда для обычного человека, тем более иностранца, не просто – для этого нужно специальное разрешение от властей в Пекине. Разрешения нужны и для иностранных дипломатов и журналистов.

 

Знакомство с Тибетом для большой группы украинских журналистов началось еще в Пекине. Именно здесь находится научно-исследовательский институт, который детально изучает все аспекты жизнедеятельности тибетского народа: от истории и религии до количества используемых тибетцами пар обуви и смартфонов. Тут же работает музей Тибета. Они также устанавливают международные связи.

 

И что интересно – подобных НДИ, занимающихся вопросами Тибета, в целом по всему Китаю около 50 (!).

 

Китайский центр изучения Тибета (г.Пекин)Фото: Игорь Соловей. Китайский центр изучения Тибета (г.Пекин)

 

Такую заинтересованность регионом можно объяснить тем, что Тибет является «витриной» политики официального властей КНР по мирному решению проблемы регионального сепаратизма и объединению территорий страны.

 

Метод этот условно можно охарактеризовать «методом пряника» – Пекин на протяжении длительного периода методично устраняет идеологические, религиозные, материально-финансовые и другие основания сепаратизма.

 

В первую очередь, Тибету предоставлена автономия в составе единого Китая: юридически он является одним из пяти самостоятельных территориальных образований – Тибетским автономным районом (ТАР).

 

«Я думаю, что через некоторый период времени мировое сообщество увидит положительные изменения в Тибете и поменяет свою точку зрения по этому вопросу», — сказал на встрече с украинской делегацией в первый же день прилета в столицу Тибета г.Лхасу глава ТАР У Инцзе.

 

Глава Тибетского Автономного Района У Инцзе (справа) и депутат ВР Украины Виктор ЕленскийФото: Игорь Соловей. Глава Тибетского Автономного Района У Инцзе (справа) и депутат ВР Украины Виктор Еленский

 

О том, какие именно изменения Китай проводит в Тибете, далее.

 

Ускоренная эволюция

 

Не влезая в дебри исторических взаимоотношений Тибета и Китая (что, признаться, для иностранцев достаточно сложно для понимания), у всех на слуху только новейшая часть истории. Которая в 1951 году ознаменовалась аннексией Тибета Китаем. Повторюсь, углубляться в тогдашние условия аннексии, и про свою заинтересованность в Тибете в те времена также Российской и Британской империями, не будем.

 

Интересно отметить, что сейчас китайская информационная политика делает основной акцент на 1958 году – тогда Китай отменил в Тибете… крепостное право!

 

Сейчас Тибет - современный регион со своей аутентичностьюФото: Игорь Соловей. Сейчас Тибет — современный регион со своей аутентичностью

 

И это достаточно выиграшный аргумент для объяснения преимуществ существования Тибета в едином Китае. Ведь страшно подумать: в 1950х годах Тибет находился на уровне развития, сравнимым с… ІІІ веком Европы.

 

Например, средняя продолжительность жизни в Тибете до прихода туда Китая составляла 35 лет – так как у кочевых племен тибетцев во время рождения сразу гибло много детей. Ну а тех, кто выжил – лечили травками, чистым воздухом и добрым словом. Сейчас продолжительность жизни в Тибете составляет 68 лет.

 

Другими словами, более наглядного примера как Китай принес в Тибет прогресс и цивилизацию и придумывать не надо.

 

Инвестиции в будущее

 

Экономическое благосостояние – второй по счету, но первый по важности аргумент.

 

Несмотря на большую территорию (на 1,23 млн км2 живут всего около 3 млн человек) Тибет – дотационный регион. И сам себя не прокормит. Поэтому Китай сейчас вкладывает из государственного бюджета большие средства в развитие этого региона.

 

Например, все «чувствительные территории» получают значительные финансовые вливания на строительство жилья. Так, общая сума государственных ассигнований на реконструкцию старых жилых кварталов за последние годы превысила $1,1 млрд. долларов.

 

Строительство инфраструктуры в Тибете - повсюдуФото: Игорь Соловей. Строительство инфраструктуры в Тибете — повсюду

 

Центральная власть Китая также вкладывает значительные инвестиции в разработку природных ресурсов Тибета, а также в развитие транспортной и другой инфраструктуры (например, ветровых, солнечных и гидроэлектростанций).

 

Что не может оставить равнодушным любого посетителя Тибета – так это объемы и качество построенных дорог: что в городах, что между ними построены и продолжают строиться новенькие шоссейные дороги, туннели, мосты и переходы. А с континентального Китая в Тибет тянутся современные 4 полосные автобаны и линии железных дорог.

 

В этом плане Тибет больше похож на огромную стройку.

 

 

Важный объект внимания в Тибете – крестьяне. Из-за высокогорья здесь очень тяжелые условия проживания. Особенно это чувствуют приезжие: им надо несколько дней для адаптации и борьбы с «горнячкой» (горной болезнью), которая возникает из-за низкого количества кислорода. Для этого, в частности, не рекомендуется по приезду принимать душ, а также хотя бы несколько дней держать под рукой баллоны с кислородом.

 

Поэтому из-за таких сложных климатических и географических условий сельское население Тибета пользуется благоприятной налоговой и финансовой политикой правительства, которую нельзя сравнить с политикой к крестьянам в других регионах. Например, мы разговаривали с семьей, которую переселили в образцовую деревню «4 сезона»: оказалось, что до 2016 года она с мужем и двумя детьми жили… в землянке. Без электричества и удобств. Теперь же они получили и новый дом, и увеличенные выплаты – зарплаты и пособия детей.

 

Интересно, что даже когда в Китае была политика «одна семья – один ребенок» тибетцам позволяли иметь двое и больше детей.

 

Другим крестьянам, которые основывают собственный туристический бизнес, государство выдает беспроцентные ссуды на развитие и затем не взымает налогов.

 

Дворец Потала (г.Лхаса), резиденция Далай-ЛамыФото: Игорь Соловей. Дворец Потала (г.Лхаса), резиденция Далай-Ламы

 

Естественно, такая политика положительно влияет и на развитие туризма в этом регионе. Из самых известных точек посещения туристов – столица Тибета город Лхаса, который находится на высоте 3667 метров над уровнем моря. Здесь расположено всемирно известное место паломничества буддистов – дворец Потала, основная резиденция Далай-ламы (в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО). Сегодня Потала является активно посещаемым туристами музеем и продолжает использоваться в буддийских ритуалах – в год сюда добирается 2,5 млн паломников.

 

Но не Лхасой единой. Власти Китая развивают и альтернативные центры туризма в Тибете. Например, заложили новый грандиозный проект в соседнем уезде Линжи. Здесь в природном заповеднике Лу Ланг с 2012 года началось строительство эко-курорта (чем-то напомнил наш украинский Буковель). На это пошло 1,3 млрд юаней из госбюджета, еще 2,5 млрд юаней дали китайские корпорации. Центральный комплекс еще строится (сдача запланирована на конец 2018 года), вокруг курорта развиваются семейные отели, но уже по итогам прошлого 2017 года Лу Ланг принял (по данным администрации курорта) около миллиона (!) туристов. Если цифра соответствуют действительности, то это более чем яркая картина грандиозного потенциала внутреннего туризма Китая.

 

 

Соответствующая туристическая инфраструктура – гостиницы, дороги и др. строится и вокруг высокогорного озера Басунцо: 18 км2 изумрудной водной глади глубиной до 60 метров, в центре островок с храмом. Туристов привлекает и гора Милла Ямагути – 5 тыс метров над уровнем моря, с которой открываются потрясающие виду.

 

 

Другими словами, масштабы преобразований в Тибете впечатляют, они визуально видны даже невооруженным глазом.

 

Религия как фактор социальной гармонии китайского общества

 

Одним из самых серьезных факторов дестабилизации любой страны является фактор религиозный. И Китай тому не исключение. Поэтому религия в этой стране рассматривается в целом не как ценность сама по себе, а скорее как явление, которое следует внимательно контролировать и, по возможности, превратить в одно из средств обеспечения как экономического развития, так и социальной гармонии.

 

Кроме того, усиленное внимание государства к религии в последние годы объясняется еще и тем, что демократизация китайского общества привела к «возвращению» определенной части китайского общества к религиозным ценностям, вместо партийно-идеологических.

 

Но есть ли свобода вероисповедания в Китае? Ответ на этот вопрос можно сформулировать следующим образом: государство не препятствует верующим при условии соблюдения ими достаточно жестких «правил игры», определенных властями.

 

 

По состоянию на 2018 число верующих в Китае (по данным Управления по делам религий) составляет 100 млн. человек, исповедующих пять официально признанных в Китае религий — буддизм, ислам, католицизм, протестантство, а также даосизм (около 10 тыс. верующих). Наиболее же толерантно официальные власти КНР относятся к буддизму и даосизму — как собственно «китайским» религиям.

 

Одно из основных требований государства состоит в неуклонном соблюдении китайскими духовными общинами «принципа автономии и самостоятельности». Под этим понимается запрет подчиняться любым иностранным или международным религиозным организациям, не допуская вмешательства внешних сил в свои дела.

 

На практике это положение проявляется в норме, согласно которой службу в общинах, членами которых являются китайцы, может служить только священник-китайский гражданин.

 

Достаточно жестким является и «Положение о религиозной деятельности иностранцев в Китае», которое практически исключает любые действия иностранных граждан в сфере религии без разрешения местных властей.

 

Кроме того, любые контакты и обмены китайских религиозных общин с их зарубежными партнерами могут осуществляться только в качестве «составной части неофициальных дружественных связей китайского народа с народами стран мира». Соответственно, объединение верующих имеют право на существование только при условии полной их управляемости со стороны Компартии и правительства КНР.

 

Тибетский ламаизм

 

Если китайский ислам является основой сепаратистских настроений (которые воплощаются в распространении исламского фундаментализма и терроризма) в Синцзян-Уйгурском АР, то в Тибете религиозный фактор напряжения снят.

 

Центральное правительство Китая выделяет специальные ассигнования на ремонт и реставрацию ламаистских монастырей в Тибете. Государство профинансировало упорядочение и издание на тибетском языке классических религиозных произведений тибетского буддизма, оказало помощь в создании в Пекине и Лхасе Высшей духовной академии и духовного училища тибетского буддизма. А монахам даже положена государственная пенсия.

 

В настоящее время в Тибете насчитывается более 1,7 тыс. мест для культовых служб, а также 46 тыс. монахов. Государство признает институт перевоплощенных — лиц, у которых, по убеждению сторонников тибетского буддизма, переселяется душа Будды.

 

Буддисткое культовое сооружениеФото: Игорь Соловей. Буддисткое культовое сооружение

 

Единственной, но значительной проблемой с точки зрения официального Пекина, остается тот факт, что ламаизм имеет не только религиозную, но еще и важную политическую составляющую. Ведь верховный иерарх ламаизма — Далай-лама 14-й, является одновременно и главой Тибета в изгнании. Пекин внимательно следит за его действиями и любые контакты иностранных официальных лиц с духовным лидером тибетцев рассматривают как посягательство на территориальную целостность Китая. Что вызывает очень жесткую реакцию: например, может быть запрет на дальнейшие посещения Китая. Или объявляется дипломатический бойкот. Или, как, например, мировым звездам шоу и кино бизнеса, засветившимся на встречах с Далай-ламой – закрывается дорога на китайский рынок.

 

Китайские власти стараются вопрос 14-го Далай-ламы лишний раз, без нужды, не поднимать. При этом нельзя сказать, что они боятся этой чувствительной темы. Есть отработанная государственная позиция: Китай готов обратно принять 14-го Далай-ламу, но при некоторых условиях. «Если Далай-лама откажется от раскола, если он признает, что Тибет и Тайвань являются неотъемлемой частью Китая – то тогда изменится и позиция Китая к 14-му Далай-ламе», — рассказал У Инцзе. Добавив при этом, что «политика Далай-ламы поддерживается в некоторых странах, которые используют этот фактор против Китая».

 

В долгосрочной же перспективе готовится замена 14-го Далай-ламы на другого человека.

 

«Нынешнему Далай-ламе 14-му уже 83 года и рано или поздно ему придется искать замену. В соответствии со старой традицией, которая была заложена еще Маньчжурской династией китайских императоров, Далай-ламу после избрания по специальной процедуре должен еще утвердить официальный Китай. Раньше это был император, сейчас – госорганы КНР. Таким же образов утверждают «живых будд» и настоятелей храмов. И даже если Дала-лама 14-й внесет кандидатуру наследника, который находится за пределами Китая, то эта фигура станет нелегитимной, поскольку а) он не будет утвержден госорганами КНР и б) тибетцы не примут нового Далай-ламу, который не будет жителем Тибета. И таким образом будет решен вопрос тибетского религиозного сепаратизма и проблема уйдет в небытие», — считает профессор Валерий Бебик.

 

Далай-ламаФото: EPA/UPG. Далай-лама

 

Эксперт также выразил уверенность в разговоре с LB.ua, что у политического сепаратизма в Тибете будущего нет. Во-первых, поскольку политические оппоненты Китая в лице 14-го Далай-ламы и его соратников не живут в Тибете с 1959 года, то они оторвались от существующих в регионе реалий. В частности, что социальная компонента элементарно перевешивает компоненту религиозную.

 

Во-вторых, они не предлагают альтернативной модели развития Тибета даже в случае его полной независимости. «Сомнительно, чтобы нынешние китайские тибетцы, которых после отмены крепостного права выросло уже три поколения, были готовы вернуться обратно к религиозной монархии», — говорит он.

 

Сила права или право силы?

 

При этом нельзя сбрасывать и сугубо силовой фактор. Сам по себе Китай является мощной военной силой, с огромной армией и спецслужбами.

 

Службы безопасности в Тибете всегда в постоянной готовностиФото: Игорь Соловей. Службы безопасности в Тибете всегда в постоянной готовности

 

Десятки новеньких военных самолетов и вертолетов, демонстративно выставленных у взлетно-посадочной полосы в аэропорту Лхасы. Военные колоны, которые периодически перемещаются по дорогам. И даже демонстративная работа спецслужб в приграничных областях – все это является красноречивым сигналом того, что Китай не согласится с расколом страны и будет бороться за ее целостность всеми возможными средствами.

 

Если не пряником, как сейчас, так кнутом.


Материал взят с сайта LB.ua — проекта Института Горшенина