Политика
Зачем Путин готовит для Лукашенко “посла войны”?
19 июля 2018, Игорь Ильяш

Предполагаемое назначение новым российским послом в Беларуси выходца из силовых структур Михаила Бабича свидетельствует о готовности Москвы перейти к более жесткой политике на белорусском направлении. Правда, сам Бабич вряд ли станет центральной фигурой этой политики.

 

Михаил БабичФото: zercalo.org/Михаил Бабич

 

Информация о том, что Кремль готовит полпреда президента РФ в Приволжском федеральном округе Михаила Бабича для дипломатической работы в Беларуси появилась в российской прессе еще в конце июня. На минувшей неделе РБК со ссылкой на источник близкий к Кремлю сообщил, что Москва уже запросила у Минска агреман на назначение Бабича. По данным СМИ, 18 июля кандидатура нового посла в Минске будет обсуждаться в комитете Госдумы по делам СНГ.

 

Ранее, летом 2016 года, Кремль готовился назначить Бабича послом в Киеве. Причем российская сторона демонстративно пренебрегла существующими дипломатическими обычаями: еще до получения агремана пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков озвучил фамилию нового посла, а его кандидатуру внесли на согласование в Госдуму. В Украине подобное поведение Кремля вызвало волну возмущения — нарушение дипломатических правил было воспринято как откровенное хамство и провокация. В прессе Бабича называли “послом войны”, “профессиональным диверсантом” и “классическим кандидатом Кремля для взаимодействия с сепаратистами на Донбассе”. МИД Украины в итоге Бабичу в агремане отказал.

 

Теперь “посла войны” готовят на белорусское направление. Причем антураж назначения — с утечками информации в СМИ и внесением кандидатуры Бабича в Госдуму еще до получения агремана — очень напоминает то, что происходило летом 2016 года. Правда, официально информацию о назначении Бабича Москва пока не подтвердила.

 

Ястреб для братской республики

 

С одной стороны, смена российского посла в Беларуси выглядит вполне обыденным процессом. Александр Суриков возглавляет посольство в Минске с 2006 года, ему скоро исполнится 78 лет и, по слухам, состояние здоровья не позволяет ему оставаться на этой должности. С другой стороны, Михаил Бабич — это крайне необычная фигура для белорусско-российских дипломатических отношений.

 

Еще ни разу за всю историю Кремль не назначал послом в Минске бывшего силовика, да еще со столь неоднозначной репутацией. 49-летний Михаил Бабич получил военное образование и по распределению в 1990 году попал в элитную тогда часть связи в Подмосковье в отдельный батальон связи воздушно-десантных войск. Но свою военную карьеру Бабич-младший закончил старшим лейтенантом, когда перешел в подчинение КГБ на одну из «крышевых» должностей.

 

Возглавлял корпорацию “Антей” и даже чеченское правительство в 2002-2003 гг. — т.е. в самый разгар противостояния российских силовиков и чеченских сепаратистов. Правда, он занимал этот пост всего несколько месяцев и в феврале 2003-го ушел в отставку из-за конфликта с Ахмадом Кадыровым. В Чечню, к слову, он попал на фоне скандалов с финансовыми махинациями, которые сопровождали его в период работы в “Росмясомолторге” и на посту вице-губернатора Ивановской области. По данным российских СМИ, в 2001 году Генпрокуратура даже санкционировала арест Бабича, однако все обошлось.

 

Бабич во время встречи с Путиным Фото: Кремлин.ру/Бабич во время встречи с Путиным

 

В чем же причина такой везучести Михаила Бабича? Дело в том, что он является членом ближайшего круга российского президента Путина. Отец Михаила — полковник Виктор Бабич был офицером КГБ в немецкой резидентуре в г.Дрезден, будучи старшим начальником капитана Путина. В начале первой каденции Путина Бабич-младший хвастался среди своего окружения, что Путин является должником его отца и поэтому ожидал безумную карьеру. За это на время попал в опалу, но сделал верные выводы.

 

Аналитики характеризуют Бабича как человека энергичного, жесткого и решительного, с высоким уровнем доверия Путина и с хорошими отношениями со спецслужбами.

 

Человека с таким бэкграундом и такими личными качествами направляют в Минск явно не для того, чтобы он продолжал “мягкую” политику Александра Сурикова. Суриков чаще всего выступал в роли “голубя” — открыто поддерживал Лукашенко, старался сглаживать острые углы в двусторонних отношениях, а временами и вовсе заступался за официальный Минск в тех или иных спорах Беларуси и России. Теперь же Путин отправляет в Минск очевидного “ястреба”, которого еще недавно хотели назначить в воюющую с Россией страну.

 

Любопытно, что еще до того как в ведущих российских СМИ появилась утечка о назначении Бабича, в интернете активно муссировались слухи о том, что новым послом в Минске может стать бывший министр сельского хозяйства Александр Ткачев либо бывший вице-премьер Владислав Сурков. И якобы обе эти фигуры оказались не по нраву Александру Лукашенко — Ткачев из-за жестких высказываний в адрес Беларуси в контексте мясо-молочных войн, а Сурков из-за своей одиозной репутации куратора боевиков “ДНР” и “ЛНР”. Снова-таки, по неофициальной информации, Лукашенко не в восторге и от кандидатуры Бабича. Однако теперь, после масштабной утечки информации, отказ согласовать нового российского посла вполне может спровоцировать полномасштабный дипломатический скандал между Москвой и Минском.

 

Игра на нервах

 

Впрочем, репутацию Бабича как “посла войны” и “профессионального диверсанта” не следует воспринимать буквально. То что он является “ястребом” по своей натуре вовсе не означает, что Путин направляет его в Беларусь для подготовки переворота или реализации “донбасского сценария”. Практическая роль Бабича в белорусско-российских отношениях вряд ли будет велика. Вполне возможно, что главная цель этого назначения — это не какие-то конкретные интриги против Лукашенко и белорусского государства, а создания антуража подобных интриг. Вполне возможно, что “ястреб” нужен только для того, чтобы держать Лукашенко в постоянном напряжении и в итоге сделать его более сговорчивым.

 

Фото: Макс Требухов

 

Многолетний опыт взаимоотношений Лукашенко с Россией убедительно доказывает: эффектный замах вовсе не обязательно закончится сокрушительным ударом. Достаточно вспомнить как в разгар президентских выборов в Беларуси в 2010 году НТВ показало 4-х серийный фильм “Крестный батька” с жесткой критикой Лукашенко, а Дмитрий Медведев публично обвинил белорусского президента в разжигании антироссийских настроений. Информационный артобстрел, в котором многие увидели готовность Кремля сместить Лукашенко, закончился ничем. Что вполне логично: менять Лукашенко попросту не на кого. Более пророссийский президент может появиться в Минске только вместе с российскими танками. Однако Кремль не станет использовать силовой сценарий в Беларуси пока не исчерпает богатый арсенал экономических и политических рычагов давления.

 

С тем, что начиная со второй половины года подобное давление на официальный Минск будет постепенно возрастать, согласны многие аналитики. Тем более, что момент теперь подходящий —  уже в следующем году в Беларуси могут состояться президентские выборы. А в период избирательных кампаний (при всей их авторитарной безальтернативности) политический режим Лукашенко традиционно наиболее уязвим. Плюс — подходит время договариваться о ценах на газ после 2019 года, что также крайне чувствительно для Беларуси. Проблемы с поставками продукции белорусского АПК в Россию очевидно будут только расти, а завершение “налогового маневра” Москвы (постепенное обнуление нефтяных пошлин при увеличении налога на добычу полезных ископаемых) грозит колоссальными потерями для нефтеперерабатывающей отрасли Беларуси.

 

Таким образом, ближайшие год-полтора — идеальное время для реализации стратегии более жесткой российской политики в отношении официального Минска. В этом смысле назначение Бабича и логично, и символично.

 

Фото: sputnik.by/Александр Лукашенко и Владимир Путин во время совместных военных учений *Запад-2017*

 

Что именно теперь является главной целью Москвы на белорусском направлении — до конца непонятно. Можно предположить, что в повестке дня окажутся вечно актуальные вопросы более тесной интеграции, а также размещения российской военной базы в Беларуси. Однако публично ни одно из этих требований в последнее время не озвучивалось. Сомнительно, чтобы и в формате тет-а-тет Путин уже предъявил Лукашенко какой-то конкретный ультиматум. Пока что игры на нервах вполне хватает.

 

“Мы на фронте”

 

“Мы на фронте. Если мы не выдержим эти годы, провалимся (в экономике — прим. Lb.ua) — значит, нужно будет или в состав какого-либо государства идти, или о нас просто будут вытирать ноги. Или, не дай бог, начнут в Беларуси войну, как в Украине”.

 

Эти слова Лукашенко, произнесенные им на совещании в Шкловском районе 22 июня, разлетелись по всем мировым СМИ. При всей склонности белорусского лидера к драматическим преувеличениям, вряд ли можно сомневаться в том, что Лукашенко действительно всерьез боится своего партнера по Союзному государству. То есть и без всяких ультиматумов он чувствует себя не в своей тарелке. А тут еще Москва хочет прислать в Беларусь “посла войны”, которого еще недавно отправляли в воюющую Украину.

 

Развязка истории с назначением нового посла в Беларуси в любом случае будет показательной. По тому как примет (да и примет ли вообще) Лукашенко Бабича можно будет судить о том, до какого градуса опустилась температура союзнических отношений. Но российская сторона в любом случае играет тут беспроигрышную партию. Если Минск не выдаст Бабичу агреман — на планы Путина это никак не повлияет. Зато этим можно будет оправдать усиление экономического и политического давления на Беларусь.


Материал взят с сайта LB.ua — проекта Института Горшенина